Интервью

Даниэль Гильденлёв про жизнь и вселенную, 2004

Интервью журнала Vampire Magazine с Даниэлем Гилденлёвом состоялось 29 сентября 2004 года.

«Жизнь, вселенная и всё-всё-всё»

Интервью с Pain of Salvation было назначено на 10 вечера, поэтому я смотрел римэйк «Соляриса» Тарковского. Однако через 45 минут после начала просмотра (в 9:13 если быть точным)  мой телефон зазвонил. Я не думал, что Даниэль позвонит так рано, и ответил по-датски. Выяснилось, что Даниэль не может дозвониться до журналиста, с которым у него было назначено интервью на это время. Наш разговор о поиске ответов на главные вопросы в жизни был гораздо глубже, чем «Солярис», в философском и интеллектуальном смыслах.

— Привет, Даниэль! Должно быть ту чувствуешь облегчение, после того как альбом наконец завершен?

Да, в определенном смысле. Всегда сложно придумать что-то новое и интересное, выйти на более высокий уровень. Мы и раньше пытались это сделать, но теперь я чувствую, что действительно приблизился к этому.

— Да.

Поэтому, это действительно приятно.

— Сколько журналистов говорило тебе, что их поразили концепция и музыка альбома “Be”?
Хм, практически все.

— Ха-ха.
Я даю множество интервью. Все журналисты смогли в определенном смысле понять альбом, и это гораздо больше, чем я мог рассчитывать, так как я понимаю, что во многих отношениях альбом сложный, связанный с риском. И в музыкальном плане, и с коммерческой точки зрения. Мы действительно идем на риск с “Be”, но он нам нравится, поэтому у нас нет альтернатив.

— Хорошо. Когда я слушаю “Be”, я сравниваю его с предыдущими альбомами. Мне кажется, что на них было больше «нормальных» песен. Тексты, наполненные эмоциями и переживаниями, гораздо легче поддаются выражению, нежели научная концепция "Be".

Я думаю, все зависит от вашего восприятия. Я приведу пример “Nauticus”; это моя любимая песня на альбоме. Один мой близкий друг после прослушивания “Be” спросил меня, почему я считаю это песней. Я был очень удивлен и спросил его, почему он считает, что это не песня. Я полагаю, все зависит оттого, что вы ждете от Pain of Salvation. Чем выше ваши ожидания, тем больше ваше удивление. И чем больше будет степень вашего удивления, тем вероятнее, что вы не найдете то, что искали. Самый лучший способ знакомства с этим альбомом не ждать ничего и дать музыке самой найти путь к вам. Тогда ваше восприятие “Be” будет уникальным, таким оно и должно быть.

— Хм.

Попытка понять концепцию “Be”.

— Я пытался разобраться в концепции альбома. Однако я психолог, поэтому мой кругозор несколько ограничен по сравнению с теми предметными областями знания, которые вы использовали. Но у меня есть несколько комментариев.

Выкладывай!

— Наверно, ты лучше подготовлен, однако, попробуем. Во-первых, отказ от языка. Ты утверждаешь, что мы должны отказаться от языка, однако используешь его для выражения своей теории.

Именно так. В этом заключается одна из самых серьезных проблем. Как я уже говорил, необходимо отказаться от языка, чтобы увидеть матрицы, такие как фракталы и связь между различными теориями и предположениями. Это практически похоже на магию. Закономерности, которые мы увидели, поразили нас. Однако нам вновь пришлось прибегнуть к языку, чтобы выразить эту концепцию. Это очень расстроило. Язык является неотъемлемой составляющей познания; и вдруг всего на пару секунд мы смогли увидеть то, что находится за пределами человеческого познания. Но чтобы донести увиденное до других приходится вновь опускаться на уровень ниже и та картина разрушается. Такой процесс расстраивает и разочаровывает.
Положение не меняется. В каждом интервью я вновь сталкиваюсь с ситуацией, когда я должен объяснить концепцию альбома, а также в период создания самой концепции я чувствовал себя потерянным, неспособным описать то, что хочу. Я постоянно чувствую, что интерпретация увиденного лишена жизни и ограниченна. Эти ощущения можно сравнить с прекрасным сном, который вы пытаетесь кому-то пересказать. Ваши слова, хоть и описывают то, что вы видели, не могут передать всю полноту переживаемого. Поэтому вы можете сделать только урезанную версию того, о чем думаете, и теорий, это описывающих. А потом вам приходится положиться на желание или настроение слушателя самостоятельно попытаться понять концепцию. И я прекрасно понимаю, что далеко не у всех есть такое желание.

— Хм, дайте-ка мне это обдумать.

Да, конечно.

— Я думаю, что когда у вас формируется собственное представление о концепции, вам гораздо легче выразить это понимание словами и объяснить ее другим. Что подводит нас к моему второму комментарию. Как ты думаешь, насколько понятной ты можешь сделать свою концепцию для другого человека. Мы воспринимаем вещи по-разному и по-разному интерпретируем то, что воспринимаем.

Да, я не думаю… Я думаю, то же самое происходит с книгами. Еще давно кто-то заметил, что существует столько версий книги, сколько ее читателей. Это хорошая аналогия. Я наверно даже самому себе не смогу полностью объяснить все существующие связи, различные теории и взаимодействующие фракталы. Это можно сравнить с матрицей, которую вы видите, но не можете выразить словами. Действительно сложно подобрать слова, чтобы объяснить, как все это происходит.

Когда вы изучили множество различных теорий, накопили знание из различных областей, вы можете рассматривать человечество под различными углами зрения. С позиции религии, науки или, например, политики. И в рамках каждой из этих областей существуют свои теории и представления, свой язык и способ мышления. И достаточно часто различные теории противоречат друг другу. У нас все началось с мифа о сотворении мира. Он стал первым камнем в основании всей концепции. Это было в 1996 году. Я слушал курс лекций по истории культур и в рамках курса прочитал множество мифов о сотворении мира. Подобный миф встречается практически у любого народа в любом конце света. Он появляется у коренного населения и постепенно передается от поколения к поколению. Содержание мифов часто различается, но можно убрать слова и стереотипы.
Недавно в одном интервью меня спросили, почему я использовал женский и мужской голоса как голос бога в начале альбома.

— Хм.

Я ответил, что голос не женский, он принадлежит мальчику. Это хорошая иллюстрация к моему утверждению об ограниченности восприятия. Понимание присуще человеческой натуре. Когда мы пытаемся что-то понять, мы ограничиваем себя. В этом состоит суть познания: свести объект исследования к уже существующему стереотипу, ограничить имеющуюся информации, а не наоборот искать новую. Так, например, когда вы слышите голос, вы пытаетесь определить на каком языке он говорит, принадлежит ли он мужчине или женщине, каков возраст говорящего. Если на голос наложены эффекты, вы подумаете, что он компьютерного происхождения. Сколько бы голосов и эффектов не было совмещено, вы все равно постараетесь их классифицировать. То же самое со словами. Как только вы их слышите, вы сразу сводите слова к их прямым значениям. По этой причине я использовал латынь в названиях песен. Например “Animae partus” в начале альбома: “animae” может означать бога, ветер, дыхание или дух. Латинские слова для нас непривычны, так как мы не сталкиваемся с ними в нашей повседневной жизни. Те слова, которые мы используем с детства, имеют множество значений в зависимости от контекста, от которого мы не можем избавиться, как бы ни старались.

За всеми мифами о сотворении мира я увидел общие закономерности, которые не поддавались словесному выражению. Это история находится за пределами познания, для тех, кто ее наблюдает. Все это походило на очень странный сон. Вы пытаетесь понять… Вы видели фильм «Маска» с Шер в главной роли.

— Там, где у мальчика изуродованное лицо?

Он самый. Мальчик пытался объяснить красный цвет слепой девочке, дав ей горячий картофель. Это хороший способ, но все равно красный цвет доступен только восприятию зрячих. Однако многие горячие вещи красные, поэтому мы проводим между ними связь.

— Хм.

И вновь это ограничение и упрощение. Но мальчик этого не знает. Он думает, что он ужасно умный, что догадался дать ей горячий картофель. Вероятно, также думал и сценарист. Однако суть заключается в том, что картофель горячий только для тех, кто видел и знает красный цвет. Мы связываем два понятия, потому что часто видим их вместе. Однако природу красного цвета это не объясняет. Не менее сложно объяснить то, что словами выразить невозможно. Именно это я вижу в мифах о сотворении мира. Я испытываю разочарование из-за необходимости использовать понятные другим слова и контекст. Несмотря на то, что явление, которое они пытаются объяснить, гораздо значительнее и важнее. Можно по-разному объяснять, почему так происходит.

Простое объяснение может выглядеть следующим образом – изначально существовал только один миф о сотворении мира. Постепенно обогащенные новым опытом люди вносили изменения в первоначальную версию, изменяя контекст и среду. Но для альбома я использовал более увлекательную теорию. Мне представляется… что существует «матрица». Во всем, что мы знаем, глубоко внутри спрятаны общие закономерности. Это своеобразный основополагающий код, который мы не видим и не можем прочесть. Но мы являемся его частью, мы чувствуем это и все же не можем объяснить. Мы пытаемся разгадать загадку жизни, найти ответы на ключевые вопросы: что такое жизнь, что такое человечество. Для этого мы используем стереотипы, своеобразный «горячий картофель», потому что иного нам не дано. Другим способом мы не можем описать красный цвет. Особенно если различия куда значительней, чем слепой или зрячий человек. У них все равно много общего; они, в сущности, одинаковы. Их различает только способ познания мира.

Когда мы говорим о языковых структурах, которые отличаются у рассказчика и слушателя, разница становится значительно существенней. Вселенная – рассказчик, а мы – слушатели. И мы совсем не понимаем, что происходит, ха-ха. Поэтому, как я и говорил, пытаясь соединить все это вместе, я испытал не мало разочарования. Я начал с того, что отказался от языка в мифах о сотворении мира, и неожиданно все эти противоречивые истории наполнились смыслом. Скажем, если вы замените отца в одной истории на неизвестную переменную, Х. А потом проделаете схожую операцию в другом мифе с вороном. В третьей истории это будет луна. Независимо от содержания истории, вы попытаетесь найти закономерность, которая описывает понятие отца в различных контекстах. И вдруг, все это начинает… появляется ритмическая структура. И чем больше вы избавляетесь от контекста и стереотипов, тем четче вы ее видите. Происходит своеобразная синхронизация историй и понятий. Это очень увлекательный процесс. А дальше я просто пытался применить эту схему к трем другим областям знания, которые изучал при подготовке этого альбома. Вы видите множество различных теорий, которые, по сути, являются одним целым. Это захватывает. То есть все они отличались только на словах.

— Интересно, ты говоришь, что упрощаешь вещи, чтобы сделать их более понятными. Я думаю, большинство людей опирается на стереотипы, что позволяет им понимать мир и существовать в нем.

Вот именно. Так это и происходит. Вы упрощаете вещи, чтобы объяснить их, и вы упрощаете вещи, чтобы не объяснять их. Подобный двунаправленный процесс характерен для людей. Путешествие по различным мирам очень увлекает. Когда вы начинаете понимать эти теории, с вами происходит нечто чудесное; различные области начинают перекликаться и взаимодействовать друг с другом. Вам становятся более понятными и другие вещи из смежных областей. Именно в этот момент начала формироваться концепция, как способ объединить все эти теории, используя матрицы и существующие между ними связи. Неожиданно реинкарнация обретает смысл. Существование рая и ада без реинкарнации не отрицает ее. Просто потому что это относительные понятия, если вы меня понимаете.

— Хм. (Он имеет ввиду, что язык и слова являются стереотипами, которые мы придумали для понимания мира. Однако сами по себе слова относительны, они не имеют четкого смысла).

Возьмем, например, созидающую силу в начале. Разум, который разрушает себя, чтобы понять себя и стать живым существом. Если использовать это как своеобразную модель, можно многое понять. Объяснение, если и не будет правильным, станет один из возможных вариантов. Потому что неожиданно все обретает смысл. Сделав это, вы увидите бога, поступив иначе, вы его не увидите. Действие это бог. Все зависит от угла зрения. В определенном смысле, мы все переживаем реинкарнацию, если мы попали в эту систему существования, как информация на жестком диске или что-то в этом духе. В то же самое время рай и ад тоже существуют. Жизнь представляет собой дихотомию – бытие и небытие. Давайте, я приведу пример. Я думаю, это действительно… Мы всегда сравниваем себя с самыми последними достижениями в области технологий. Поэтому, вполне логично сравнить человечество с компьютером. Люди всегда так поступают. Но это всего лишь пример.
Я читал книги о клинической смерти и переживаниях, близких к смерти, и связанные с этим вещи. Я также читал материал, об опыте внетелесного пребывания. Я встречал людей, которые испытали это на себе. Я слушал ученых, которые достаточно убедительно утверждали, что это невозможно. Я полагаю, что все они правы и одновременно ошибаются.
Давайте представим, что вселенная это жесткий диск компьютера. Мы – частицы информации на этом жестком диске. Ученые, являющиеся частью жесткого диска, будут утверждать, что, когда часть информации потеряна, она потеряна навсегда, так как она более не является частью жесткого диска. Они никогда не узнают о существовании всего компьютера. Они никогда не смогут понять, как частицы информации попадают на монитор, с которого я их воспринимаю и запоминаю. Это будет для них магией. Информация остается в моей памяти даже после того, как я ее сотру. Частицы информации на жестком диске никогда бы этого не поняли, так как это полностью выходит за границы их восприятия жизни. Ведь их вселенная ограничена жестким диском. Их попытки понять жизнь за пределами жесткого диска обречены на неудачу, ведь это не их мир. Это абсолютно другое измерение. Человека, сидящего за компьютером, вы могли бы назвать всемогущим богом. Он может фактически уничтожить целый мир и создать новый на жестком диске, нажав клавишу на клавиатуре. Он может заменить букву «а» на «б» в своем документе и т.д. В определенном смысле он идеальный пример бога. С другой стороны, это абсолютно естественный процесс, который не связан с необходимостью творить. Процесс нажимания клавиш может носить инструментальный характер и не обязательно связан с частицами информации. Существующую между двумя мирами связь нельзя познать с другой стороны. Та частица информации, если она вообще существует, которая как многие ученые, «утверждает», что другие частицы информации тоже являются живыми людьми; эта частица исчезает, когда ее физическое существование подходит к концу. Это утверждение верно, так как частица информации исчезает с компьютера. Однако те, кто утверждают, что души этих частиц могут перейти на другой уровень существования, тоже правы. Правы и те, и другие. Но их взгляд на верное и неверное тоже ограничен. Поэтому они будут утверждать, что их теории различны и взаимоисключают друг друга. На самом деле, они просто не видят весь масштаб своей правоты.

(Интересно, как там дела у частиц информации, которые это сейчас читают? Я могут вас заверить, что создал и уничтожил множество миров, пока печатал это интервью!)

Берите ваши полотенца!

— Ваше представление о мире как о компьютере напоминает мне книгу Дугласа Адамса «Автостопом по галактике», в которой земля представляет собой компьютер, который должен дать ответ на вопрос… нет, вопрос на ответ 42.
Да. Именно вопрос, ответ на который 42. Ответ 42, но никто не знает какой был вопрос.

— Ага, я думаю, перед уничтожением Земли одним из последних вариантов ответа было 9 х 6, но, так как это все равно не дает 42, загадка остается нерешенной.

Концепция мироздания, изложенная в этой книге, абсолютно нереалистична. Несомненно, автор сам в нее не верил. Такой способ объяснения один из возможных. Благодаря нему можно найти ответы на многие вопросы; это прекрасный образец того, какими причудливыми могут казаться вещи под разными углами зрения. Что касается литературы, я люблю читать книги, которые способствуют размышлениям и познанию, а также легкую развлекательную литературу. Я уверен, что в любом случае можно получить множество полезной информации. Если книга хорошая, это не зависит от жанра.

— Действительно, я то же самое думаю о музыке. Ее можно разделить на плохую и хорошую. Если музыка не заставляет меня думать и чувствовать, она плохая, независимо от жанра или стиля.

Полностью согласен.

Песни и пасхальные яйца.

— Теперь я задам несколько вопросов по поводу песен, не всех, конечно.

Задавай.

— Четвертая песня (“Pluvius aestivus”); в старших классах я изучал латынь, но я все же буду называть только номер композиций. Фортепьянная часть этой песни напоминает мне чем-то Philip’а Glass’а. Вы как думаете?

На самом деле мне уже предлагали разные варианты. Я никогда не слушал Гласа, поэтому не могу сказать, заметно ли в песне его влияние. Если оно и есть, то ненамеренно, так как я просто не знаком с его музыкой. Другой журналист сказал мне, что песня написана под сильным влиянием Archive X. (Я думаю, они имеет в виду X-files). Я ответил, что возможно. Я никогда не смотрел сериал, хотя мне кажется, что он хороший. Я слушал саундтрек к нему, но невнимательно. (Даниель напевает главную музыкальную тему X-files). Мне знакома эта музыка, она спрятана где-то в глубинах моей памяти, и интересен тот факт, что она в определенном смысле нашла свое отражение на альбом. Люди часто мне говорят, что те или иные композиции написаны под влиянием чего-то. А мне каждый раз им неудобно отвечать, что с той музыкой я не знаком, ха-ха

— Я не говорю о заметном влиянии. Просто фортепьянная часть песни быстрая, мелодичная и повторяющаяся.

Да.

— И саундтрек тоже хороший.

Звучит интересно. У меня есть кино, я могу его как-нибудь пересмотреть и обратить больше внимания на музыку.

— Перед шестой песней (“Nauticus”) мы слышим, как мужчина и женщина ссорятся в машине.

Так называемая сцена в машине.

— Да. Вас наверно часто про нее спрашивают.

Не так часто, как я этого ожидал.

— Я не знаю точных слов, мне бы хотелось их прочитать. Создается впечатление, что эта часть абсолютно контрастирует с остальным альбомом; кажется, что она не к месту.

Эта сцена преследует три цели. Во-первых, она должна быть смешной. Пусть и за счет мужского пола. Это своего рода отрицательная сторона мужчин. Это первая и самая простая цель. Во-вторых, эта смешная и во многом циничная сцена создает у слушателя правильное настроение для последующей композиции, так как она полна иронии и сарказма. Благодаря введению у слушателя формируется правильное настроение, что значительно облегчит понимание песни. И, наконец, третья и самая главная цель. Историю, которую вы слышите, передают по радио в машине. История разворачивается как радио трансляция. Там как раз идет интервью с Mr. Money о достижениях в области современных технологий и криобиологии; позже эти вопросы вновь возникнут. Таково объяснение сцены в машине.

— Ок, я, конечно же, никогда не понял бы третью цель.

Ха-ха, можно сказать это пасхальное яйцо. Практически каждая песня на альбоме содержит несколько уровней информации. Некоторые понять легче.

— Действительно, этих уровней так много, что мне жаль журналистов. Мне жаль себя! Попытаться обнаружить все эти уровни в таком монументальном произведении… Их просто так много…

Ха-ха.

-  На восьмой песне ("Vocari Dei") собраны голоса ваших поклонников. Они очень эмоциональны. Однако я не понимаю, почему сообщения оставлены для бога.

Мы… вы все еще там? Алло?
(Я случайно локтем ударил телефон и решил, что звонок сорвался.)

— Нет, нет, я все еще здесь.

Это хорошо. При разработке концепции мы начали с созидательной силы, которая создает мир, чтобы понять себя. Это попытка обрести само-осмысление. Человечество формируется по образу и подобию той силы. Мы прослеживаем эволюцию человечества до сегодняшнего дня. В современном мире религия становится инструментом, бог – рабом, который должен помогать нам решать наши проблемы. Мы можем наблюдать эти изменения в отношении к богу. Один из голосов говорит, что «люди опять все испортили».
У слов бог и раб множество значений. Для меня это были самые интересные понятие во всей концепции. Я все еще не доволен ими. Я бы хотел, что бы их взаимоотношение выражалось более схематично. Ближе к матрице.
Мы вновь обращаемся к человечеству и его взаимоотношениям с высшими силами, божественностью, богом. Мне хотелось найти хороший способ выражения.
Я думал о том, чтобы самостоятельно записать послания. Но потом мне показалась хорошей идея попросить людей звонить и оставлять сообщения. У нас множество подписчиков, мы разослали письма и предложили поучаствовать в создании “Be”, для этого всего лишь нужно было позвонить по определенному номеру и оставить послание богу. Никаких ограничений не было. Они могли поделиться любыми чувствами – ненавистью, любовью; они могли плакать, смеяться, шутить или быть очень серьезным. Все зависело от звонивших. Единственное, чего нам, хотелось, чтобы они делали это искренне. Я хотел сказать серьезно, но это означало бы, что они должны были быть серьезными. А искренность подразумевает определенную долю серьезности. Вот снова мне сложно выразить мысль словами. Я не употребил честно, потому что честными они тоже могли не быть. От посланий у нас захватывало дух. Многие люди смеялись и шутили. Мне было сложно выбрать несколько сообщений, хотелось использовать все.

— Могу представить.

Да. Но это было захватывающим и пугающим путешествием. Я помню, что слушал очень серьезное сообщение и подумал, что парень совершит самоубийство. И это моя вина, потому что теперь, оставив сообщение, он может это сделать. Мы стали думать, что же он сделал? Что мы натворили? Потом в сообщении была пауза и он счастливым голосом сказал «Надеюсь, вам понравилось. Жду альбом. Вы самые лучшие»! Вот так.

— Ха-ха.

Вы будто бы попадаете в плен этих эмоций и начинаете переживать за этих людей. Поэтому я сказал, что это захватывало и пугало одновременно. Но мне кажется, они обогатили не только композицию, но и весь альбом.

— Очевидно, что у каждой песни свое настроение. Например, 12 композиция звучит как погребальная песнь. Это похоронная песня.

12, это которая?..

— Мне придется сходить за альбомом и посмотреть ее название.

Это последняя или с церковным органом?

— Возможно. Я схожу и посмотрю.

Давай, это поможет.

— Она называется “Omni”.

Да, это песня с церковным органом. Это своего рода поворотный пункт. Nauticus – это зонд разумного существа. Мне всегда нравилась идея, что человечество посылает в космос зонды с пластинкой Моцарта. Люди поднимают правую руку, так как это считается универсальным символом мира. Это так странно. Мне хотелось бы поучаствовать в одном из собраний, где они решают, что послать как представляющее все человечество. Это смешно. В моей концепции человечество посылает разумный организм, который наделен знанием социальной жизни и будет постепенно развиваться. Это существо становится символом всего человечества. Со временем он должен понять смысл жизни. Мы действительно все испортили здесь, на Земле. Вот такое чувство должно рождаться при прослушивании этой песни. Она похожа на похоронный марш. Гармония этой песни… Вся песня как будто бы становится завершающим аккордом. Мне очень нравится музыкальная структура композиции. Она отлично подходит для передачи заложенной в ней идеи.

Необходимость пропускать вопросы.

Я должен сказать, что мне скоро пора заканчивать, так как я должен позвонить другому журналисту в 10. Поэтому задавай самые важные вопросы.

— Ок, давай пропустим этот…

Ха-ха.

— Ненавижу пропускать вопросы. Короткий вопрос. В конце альбома мы слышим детский голос. Ты говорил о прогрессе человечества. Это напомнило мне конец фильма «2001: Космическая одиссея» с его космическим перерождением.

Правда? Возможно, возможно. Я об этом не думал, но идея спирального развития мне близка. В конце разумное существо осознает себя вновь. Вы никогда не знаете, в какой именно момент вы засыпаете. Мне кажется, небытие не может этого осознать. Мы можем вернуться к моменту сотворения вселенной, но никогда не сможем вспомнить сам момент. Это невозможно. То же самое относится к созданию. Сам момент создания восстановить нельзя. Вы никогда не вспомните собственное рождение. Точно так же как вы никогда не достигните скорости света, хотя можете подойти очень близко к этому. Разумное существо просыпается, но так как оно не может вспомнить момент своего рождения, оно не знает, откуда появилось. При этом оно обладает знанием о человечестве и жизни как таковой. (это напоминает мне Марвина!) Существо способно создавать  вселенную, новый мир. С последним восклицанием «Я существую» происходит рождение нового цикла. Вновь появляется созидающая сила, как и вначале альбома.

— Цикл пройден.

Да.

Живые выступления?

— Еще один вопрос. Мне очень неприятно пропускать все остальные вопросы. Как вы намерены исполнять этот альбом вживую?

Мы не уверены, что будем это делать. Около года назад мы дали один концерт. Нам удавалось играть его еще три недели. Но мы не уверены, что с теми инструментами, которые у нас есть, мы можем исполнить все. Это ведь не Металлика. Оркестр стал органичной частью нашей музыки. Поэтому выступления без него практически лишены смысла.

— Поэтому вы собираетесь выпустить >DVD версию альбома.?

Именно. Многим будет интересно посмотреть на первое выступление.

— Вы собираетесь поехать в тур?

Сейчас мы это обсуждаем. Мы были очень заняты созданием “12:5”, а потом “Be”, а теперь DVD версии “Be”. Сейчас очень сложно что-то планировать. Мы уже несколько раз откладывали тур. Мы дали несколько концертов, но только потому что должны были. Знаете, либо альбом очень хороший, либо концертные площадки. Мы сможем вернуться к этому вопросу только после выхода DVD.

— Я еще не видел ни одного вашего живого выступления!

Правда? Жаль!

— Да, поэтому я очень хочу посмотреть, как вы играете вживую в клубе или на фестивале.

У тебя шансы увидеть наше живое выступление очень большие, потому что мы часто ездим в Нидерланды. Несколько лет назад у нас был тур по Голландии. Он назывался Бенелюкс-тур, но у нас не было ни одного концерта в Люксембурге, поэтому я назвал его Бене-тур. Мы приедем, возможно не с “Be”, но с чем-то другим.

— Жду, не дождусь! Я прощаюсь с тобой. Можешь звонить другому журналисту. Мне было очень интересно говорить с тобой.

Мне было очень приятно. Это было очень интересное и приятное интервью.